Главная / Истории из жизни / Общество, город / Борьба с бродяжничеством и нищенством: отечественный и зарубежный опыт

Борьба с бродяжничеством и нищенством: отечественный и зарубежный опыт

Надо ли подавать нищим на улице? Этот вопрос нам приходится решать постоянно.  Одно дело, когда человек оказался в трудной жизненной ситуации и нуждается в помощи.  Другое дело — «профессиональные» нищие, сидящие возле храмов, монастырей, магазинов люди разного возраста, которые не хотят работать, потому что, нищенствуя, получают больше.

290 лет назад, 24 ноября 1717 г., Петр I издал указ о запрещении появления на улицах нищих. Именно с Петра I начался очередной период в истории благотворительности.

 

Система государственного призрения времен Петра I

Издавна бродяжничество, нищенство были болезненной проблемой российского государства. Призрение бедных (равно больных, увечных, престарелых) в древней Руси, как и везде, покоилось на нравственно-религиозных началах и сосредоточивалось  в руках духовенства. В 1682 году появился важный указ царя Федора Алексеевича, предписывающий «разобрать» московских нищих: беспомощных поместить «в двух шпитальнях или богодельнях», здоровым же лентяям дать работу, «чтобы впредь по улицам бродящих и лежащих нищих не было». Составители указа упомянули также о мерах предупредительных — создании школ и заведений, где подростки могли бы обучаться разным наукам и ремеслам.

Очередной период в истории благотворительности начался с Петра I: последовательное проведение в жизнь государственного призрения, влияние на частное и земско-приходское призрение со стороны властей. Если до этого времени государственная благотворительность не препятствовала ни личной инициативе, ни земской помощи, а восполняла и корректировала их, то при Петре I государство считало нужным размежеваться с личной благотворительностью и земским призрением, отвести для них строго определенное место и тем самым поставить их в строгие рамки. Система государственного призрения, сформулированная Петром, сводилась к следующему: признание за государством права создавать в области призрения обязательные нормы и требовать их исполнения; полное осуждение нищенства и запрещение его; воспрещение раздачи милостыни профессиональным нищим; разбор и расследование дела по каждому нищему. Еще в 1691 году Петр приказал высылать из Москвы пришлых нищих, особенно тех, кто «работает» под увечных: «А буде те люди… впредь объявятся… в том же нищенском образе и притворном лукавстве… учинить жестокое наказание, бить кнутом и ссылать в ссылку в дальние сибирские города». Указ, по-видимому, не всегда точно приводился в исполнение, так как в 1705 году вышел новый указ, по которому нищих отлавливали, а их деньги брали себе «поимщики». Самих же нищих предписывалось приводить и «чинить их наказанье, и всякого чина людям заказывать, чтоб тем бродящим милостыни никто не давал, а кто хочет милостыню подавать, пусть подает в богадельни. А кто не послушается и будет подавать милостыню бродящим нищим, таких хватать, приводить в Монастырский приказ и брать с них пеню по указу». 24 ноября 1717 года Петр I издал указ о запрещении появления нищих на улицах. В 1724 году для борьбы с нищенством решено было провести перепись всех бедных, распределив призреваемых между «праздно живущими» монахами.
 

Организация призрения при Екатерине II

При преемниках Петра все дело замерло и только издавалось множество указов о запрещении нищенствования, которые на практике оказывались неэффективными. Лишь при Екатерине II была проведена следующая государственная реформа организации призрения. Сначала это были частные меры, заключавшиеся в открытии воспитательных домов для незаконнорожденных младенцев, в устройстве в епархиях богаделен, в запрещении уличного нищенства в Москве, в учреждении при монастырях особых домов для безумных и сумасшедших и т.д. В 1775 году стали учреждаться во всех губернских городах приказы общественного призрения как самостоятельные органы, находившиеся  в  непосредственном подчинении сенату. В обязанность приказов возлагалось устройство народных школ, сиротских домов, больниц, домов для неизлечимых больных, богаделен, работных, смирительных домов. Вместе с тем им вменялось в обязанность искоренять нищенство. Такие приказы при Екатерине были открыты в 40 губерниях.
Полицейские методы VS городские попечительства

В 1823 году в России были учреждены военно-арестантские роты, в которые принимались в том числе и осужденные за бродяжничество. К середине XIX века в стране было уже более 50 таких рот. Так как проблема становилась все более важной, в 1838 году для борьбы с бродяжничеством и нищенством в Москве и Санкт-Петербурге были созданы специальные полицейские учреждения — комитеты для разбора и призрения просящих милостыни. К концу XIX века стало очевидно, что полицейскими методами проблема не решается. За дело взялись новые организации — городские попечительства о бедных. Они находили нищих и бездомных в трущобах и помогали каждому индивидуально, обращаясь в благотворительные организации или создавая свои. К началу XX века в Москве, кроме работных домов (для задержанных полицией) и домов трудолюбия (для добровольцев), действовали ночлежные дома, приюты, дешевые столовые, ремесленно-трудовые колонии.

Попрошайничество в СССР

Революция 1917 года разрушила развивавшуюся систему помощи бездомным. Между тем после гражданской войны к середине 1920-х годов в России бездомных было уже около двух миллионов. Это вредило репутации социалистической державы, и страна вернулась к отвергнутым историей репрессивным мерам. В СССР бродяжничество и попрошайничество рассматривалось как форма паразитизма и стремление уклониться от общественно полезного труда, и за него предусматривалась уголовная ответственность.

 

Нищенство «как бизнес»

В современных российских законах статьи «попрошайничество» нет (в 1991 году из Уголовного кодекса РСФСР были исключены статьи 198 и 209, предусматривавшие уголовное наказание за проживание без прописки и занятие бродяжничеством или попрошайничеством). Попрошайничество сейчас является основным занятием бомжей, бездомных. Существуют также специализирующиеся в данной сфере криминальные группировки, которые заставляют заниматься попрошайничеством определенную категорию лиц, деля с ними после каждого рабочего дня заработок. Чаще всего просящим подаяние на улице можно встретить мужчину среднего или пожилого возраста с различными физическими дефектами, женщин неопределенного возраста, детей младшего школьного возраста, женщин с детьми. «Популярные» места просителей — это тамбуры крупных магазинов, кафе, пивбары, рынки, вокзалы, пешеходные потоки, светофоры на трассах. В крупных городах количество «точек», которые «держат» мафиозные структуры, исчисляется десятками тысяч, а ежегодный оборот от нищенского бизнеса составляет несколько миллионов долларов. Каждый «нищенствует» по-своему. Костыли, надомники, сидельцы, ходоки, киоскеры, культяпки, метрохи (от «метро»), песельники, фершалы, слепцы, мамки (кликуши), колясочники, цыганские посольства, погорельцы со справками, паломники, трясуны — самые популярные «просительные» специализации сегодня. Немного особняком от них стоят так называемые «афганцы» и «чеченцы», калеки с легендой якобы участников боев в «горячих точках». Среди «побирушек» есть и фальшивые священники (монахи), которые по доходности своего промысла являются третьими по счету после детей и инвалидов. Сравнительно недавно стали делать деньги на животных. Часто просят в переходах и на улицах, стоя рядом с несколькими собаками, «на еду для животных». Специалисты утверждают, что у попрошаек, так же как и любых других бизнесменов, есть четкая иерархия — до 8 ступеней. Половину заработка нищие отдают «крыше» и «надсмотрщикам». Те в свою очередь обеспечивают исполнителей фронтом работ, безопасностью, инвентарем, а также постоянно повышают их квалификацию (проводятся как теоретические, так и практические занятия). На Х Международном форуме по конституционному правосудию, прошедшем в Москве с 12 по 13 октября 2007 года, председатель Конституционного суда Валерий Зорькин привел статистику, согласно которой в России 4 миллиона бомжей, 3 миллиона нищих, 5 миллионов беспризорных детей.

 

Мировой опыт

За рубежом, например, в Израиле, трудно не только умереть с голоду, но даже долго оставаться голодным. На любом рынке под прилавком со стороны покупателя всегда лежат овощи и фрукты, которые, хотя и чуть подпорчены, но вполне съедобны. В пятницу вечером рыночные торговцы остатки нераспроданного товара (даже если он отменного качества) бесплатно раздают всем желающим. Бережливые израильтяне никогда не выбрасывают добротные, но со временем оказавшиеся ненужными вещи. Обычно они выстирываются, гладятся, складываются в аккуратные кульки и выставляются на улицу. Между тем большинство израильских бездомных предпочитает брать деньгами, то есть попрошайничать. Благо это законом не запрещено. B ФPГ, как и в Aвcтpии, нищенство разделяется на разрешенное «пассивное» и «агрессивное». Последнее означает, что попрошайка активно пристает к прохожим, преследует их и назойливо клянчит евро. Такое поведение карается штрафом в 200-300 евро и конфискацией «добычи». По данным немецкой полиции, из Словакии и Румынии в Мюнхен ежедневно приезжают несколько автобусов с профессиональными нищими. Суточный доход каждого из них превышает 150 евро. Однако только десятая часть денег остается у просителя, остальное переходит в кошельки главарей «нищeнcкoй мaфии». Противодействуя ей, власти Мюнхена еще в конце 2005 года запретили попрошайничество во всех пешеходных зонах города. Этому примеру последовала и Вена. A вот в немецком Гамбурге и австрийском Граце даже робкая попытка сузить географию попрошаек натолкнулась на яростные протесты ряда политиков и либеральной общественности.  Единственное, чего удалось добиться, так это заставить нищих заполнять налоговую декларацию в том случае, если их «бизнес» дает доход, превышающий 7, 6 тысячи евро в год.

 

О Otto

Otto

Оставить комментарий