Главная / Зажигаем! / Пыль и пепел истории / «…коль наш черед, Да будет сталь крепка…»

«…коль наш черед, Да будет сталь крепка…»

Эту историю давно читал в военных мемуарах. В дальнейшем больше нигде не встречал подтверждения. надеюсь автор не погрешил против истины.
В фильме «Офицеры» есть эпизод: на станцию идут немецкие танки, санитарный поезд торопится забрать раненых, часть легкораненых организовывают оборону. Гранаты, лозунг «Коммунисты, комсомольцы — вперёд!» Люди сознательно шли умирать чтобы жили другие. Все бы и погибли, но появляются советские танки, немцы отворачивают в панике. В фильме не объяснялось откуда и как взялись наши танки, может посчитали что главное массовый подвиг советских солдат показать, может не смогли бы практически это продемонстрировать: компьютерной графики не было, съёмки были натурные, а такое демонстрировать в мирное время, погоны сорвут даже с маршала…

«Офицеры» — советский художественный фильм, поставленный на Центральной киностудии детских и юношеских фильмов имени М. Горького в 1971 году режиссёром Владимиром Роговым. Премьера кинокартины в СССР состоялась 26 июля 1971 года. В прокате фильм собрал около 53,4 млн зрителей. В главных ролях: Алина Покровская, Георгий Юматов, Василий Лановой.
Песня «В лесу прифронтовом» (Стихи М. ИСАКОВСКОГО, Музыка М. БЛАНТЕРА), звучащая в фильме, появилась в 1943 году. Первым великолепным исполнителем вальса «В прифронтовом лесу» был певец Ефрем Флакс.

Что было вне экрана. Февраль 1943, Сталинградская группировка немцев окружена. Немцы швыряют танки с Кубани на прорыв к Паулюсу. Наши посередине  степи кое-как организовывают оборону — основные силы ещё под Сталинградом душат котёл. Немецкая авиаразведка проходит над степью — чисто почти — немного пехоты, даже артиллерии нет. Приказ танкам в направлении станции можно наступать. Через пару часов в радиоэфире паника — мы горим! Фланговый удар русских танков! С лётчиками разборки на уровне гестапо — в степи зимой проглядеть танки не возможно! Это предательство рейха!
Что было в реальности. За пару часов до того танков НЕ БЫЛО. Ни единого. Были раненые и остатки пехоты. На станцию влетел санитарный поезд и начал погрузку. Полуживые люди взялись за гранаты прикрывать остальных. А тем временем чья та неразумная, но как оказалось для всех удачливая головушка отправила вслед за санитарным поездом эшелон с платформами — танковый батальон, может меньше, не знаю сколько по тем временам один паровоз мог уволочь за собой тяжело гружёных платформ. Состав на станцию войти не смог: путь забит санитарным. В тех краях до 90-х в большинстве случаев ещё была одноколейка. Может сейчас что и сменилось,но тогда состав встал на подходе к станции в степи. Для разгрузки танков по всем положениям нужна возвышенность — станционная платформа и мостки что бы по ним сползти. В теории. А на практике — степь, танки задраны на высоту платформ и насыпи. В 1941-ом у нас так немцы эшелоны целые неразгруженной техники захватывали, а то просто сжигали.
Но это был уже 1943-й, люди не те, уставы и положения соблюдали при условии — не мешает бить врага, а иначе — плевать… Если удавалось разбить врага, никто не награждал, но и не давил, если нет — трибунал. Как говорится — думайте сами, решайте сами. Технику угробите на платформах или… Комбат решил или. Приказ: из танков боезапас долой. Минут 15 и вытащили. Экипажам покинуть машины, смотреть. Комбат сам за водителя садится, поворот на 90 градусов на платформе — танк (НЕ БТшка, а Т-34!), 27 тонн — прыгает вниз с высоты не менее 2-х метров. Видели? Механикам — водителя — делай как я! По исполнении боезапас загрузить!
Минут за сорок батальон готов к маршу. Две машины перевернулись на бок — оставили одну дёргать их тросами, остальные вперёд. Высаживались в стороне от станции — в результате вышли во фланг наступающим немцам. Борта немецких Т-4 [PzKpfw IV, средний танк бронетанковых войск вермахта] из орудий тридцатьчетвёрки прошивались хорошо, плюс  неожиданность. Немцев уверяли что это будет прогулка гусеницами по пехоте, а это оказалось избиение. Хотелось самим жить, на Паулюса уже начихать, немцы повернули — кто не успел загореться. Про лётчиков в гестапо уже поминал. Никто не мог поверить, что танки так можно разгружать.

О Otto

Otto

Оставить комментарий