Главная / Зажигаем! / Пыль и пепел истории / 1941-й. Вторая мировая. Где блицкриг немцев дал первый сбой?

1941-й. Вторая мировая. Где блицкриг немцев дал первый сбой?

Германские войска 22.06.1941 года начали наступление на СССР в трёх направлениях: восточном (группа армий «Центр») на Москву, юго-восточном (группа армий «Юг») на Киев и северо-восточном (группа армий «Север») на Ленинград. Кроме этого, в направлении на Мурманск наступала германская армия «Норвегия».

Вопрос:  Где же немцев действительно остановили в первый раз в ходе Второй мировой войны? В Смоленском оборонительном сражении? В боях под Ельней? Нет, не там, раньше. На Севере, под Мурманском.

Мурманск — незамерзающий северный порт СССР. Один из пунктов плана Барбаросса. Мурманск и весь Кольский полуостров должен был быть взят победоносной немецкой армией за две недели войны — в начале июля. Самый северный фланг советско-германского фронта и оказался тем самым местом, где у немцев с самого начала все не заладилось.
В Прибалтике, Белоруссии и на Украине в первые недели нападения происходил тот самый блицкриг (массированный штурм какой-либо задачи), «эрсте колонне марширт, цвайте колонне марширт», немецкие танки иногда проходили в день столько, сколько позволяла скорость движения танковых колонн, часто — десятки километров в день.
А вот на Севере все пошло совсем не так. Хотя задумано было красиво: два блестящих и молниеносных удара.
Вот горная армия «Норвегия» доблестно наступает из Норвегии в Финляндию, захватывая область никелевых шахт, Петсамо, выходит на границу с СССР и захватывает Мурманск. Начало операции 29 июня, через неделю после начала войны с СССР. Две недели боев — и к 12 июля весь Кольский полуостров должен быть в руках победоносной немецкой армии.

Немецкие войска входят в Петсамо (Печенга). Июнь 1941 г.

А 34-й армейский корпус Вермахта, базировавшийся в Рованиеми (Финляндия), в рамках плана «Песец» («Polarfuchs») должен был ударить по частям РККА, защищавшим границу, разбить их, захватить Кандалакшу, перерезать Мурманскую железную дорогу и по этой дороге ударить на Север — к Мурманску, ломая остатки сопротивления деморализованных русских варваров.
Планы были совершенно изысканны и неотразимы, они обязательно должны были увенчаться победой… Увы, все эти «фуксы» («Silberfuchs», «Platinfuchs», «Blaufuchs», «Blaufuchs 2»)… как-то не сработали.

Началось все, как и планировалось, 29-го июня 1941 года.  Увы, запугать врага, разогнать его, раздавить и выйти на оперативный простор у немцев в этом наступлении не получилось. Удалось лишь вытеснить пограничников, заставить их занять оборону восточнее.
Войска, наносившие вспомогательные удары южнее, на протяжении границы СССР-Финляндия, местами даже не сумели преодолеть линию границы. В одном месте даже был единственный на всем протяжении западных границ СССР пограничный столб, за который нашим «освободителям» не удалось пройти. На хребте Муста-Тунтури пограничный знак А-35 всю войну находился в зоне боев, освободители не сумели и шага за границу ступить. При этом максимальное продвижение войск немцев и финнов в этих местах не превышало 80 км от госграницы.

Танки Т-26 на мурманском направлении

На самом Севере, там, где наносился главный удар, на Мурманск, немцам удалось пройти несколько километров (максимально — до 16 км), после чего пришлось перейти к обороне.
С точки зрения немцев отчасти в этом виноваты упрямые русские, никак не хотевшие сдаться, а отчасти — виноваты карты. Двойные прерывистые линии, нарисованные на картах данной местности, изданных в СССР, немецкие штабисты приняли за дороги — пусть хоть какие-то, но все же дороги. На базе такого предположения и строились планы наступления. Увы, это были не дороги. На наших картах Севера так оказались обозначены телеграфные линии и примерные маршруты движения лопарей, кочующих со своими оленьими стадами.
А дорог там не было. Вовсе не было. Эту страшную правду немецкие войска осознали не сразу, а лишь спустя несколько дней после начала наступления на Мурманск. Они уже вышли к полуострову Средний, на перешейке которого отошедшие пограничники установили заслон, отбивая все попытки пройти далее и освободить от русских полуострова Средний и Рыбачий.
Части 2-й горнострелковой дивизии вышли к реке Лица и увидели, что дорог тут нет вовсе. Несмотря на обозначения на картах. Воздушная разведка Люфтваффе подтвердила полное отсутствие дорог.
Так 4 июля 1941 года впервые на советско-германском фронте остановилось наступление нацистов.
Впоследствии было еще две попытки наступления на Мурманск — в сентябре 1941 года и в 1942 году. Ибо Мурманск стремительно превратился в порт, куда поступали поставки по ленд-лизу, сахар, консервы, алюминий, вооружения.

Пожар после налета, Мурманск, 1942 г.

Все эти попытки были сорваны. В отместку силами Люфтваффе были проведены массированные бомбежки города, выгорела большая часть Мурманска. Город был деревянным, это сделало его сильно уязвимым для зажигательных бомб. Чтобы затруднить тушение пожаров, Люфтваффе бомбили попеременно зажигалками и фугасками. Но террор гражданского населения не помог немцам приблизиться к Мурманску.
В тех местах, где немцы остановились летом и осенью 1941-го, они не смогли уже продвинуться ни на шаг — вплоть до 1944 года, когда их выбили из Советского Заполярья.

Но тогда, в 1941-ом все висело на волоске. Конечно, Мурманск — был не единственный стойкий город. Был еще Тихвин — когда немцев сильно побили, отогнали на несколько десятков километров и освободили железку до Ладоги. Ведь если бы немцы там прошли оставшиеся 50 километров  и соединились с Финнами на Сестре, то Ленинград бы оказался в полной блокаде и пал бы еще той зимой — не было бы Дороги жизни, подвоза продовольствия и боеприпасов и вывоза раненых и больных. Был Демянск — где немцам на месяцы прищемили хвост и они выручали своих изо всех сил. Была Ельня — где им в первый раз дали по морде и заставили отступить и занять оборону, чтобы не отступить еще больше. Был Ростов — где немцы драпанули зимой. Но первым был Мурманск, где немцы отступили и заняли оборону еще в начале июля 1941-го, потом еще раз ударили в начале сентября — и опять получили по зубам — и больше уже, до самого разгрома в 1944-м вперед не шли.

О Otto

Otto

Оставить комментарий